23:29 

Мне осталось только петь то, что ветром в голову надуло.

Хоррессинс
Я не герой. Я мразь и педераст. (с)
Этот пост в честь фармакологии, которую я собирался прогулять, но в итоге все получилось лучше, чем могло ожидаться.

Про социум и меня.

Как-то раз в начале весны, когда она еще была весной, работал я работу и бродил по магазину, куда пришел за молоком, потому что работать без молока - совсем не то, что с молоком.
И пытаюсь я, значит, обойти стеллаж, а из-за угла стеллажа выворачивает мне навстречу местный рабочий неместной национальности, и мы оба не сразу соображаем, как разойтись. Я вообще не очень часто хожу в приличные магазины, где можно не обходить персонал, я всего лишь фельдшер, чьи зппп и коленочка не позволяют таскать пакеты из приличных магазинов.
И у меня, наверное, что-то не так с глазами.
Я смотрю на него, он смотрит на меня и... поднимает, ммать его, руки, и верещит:
- Простите меня, пожалуйста, простите!
...
Больше я его, кажется, не видел.
А может, видел, но я так запоминаю лица, что можно считать, нет.

А еще как-то раз недавно мы гуляли с Иннокентьичем с раннего такого утреца, где-то в полдень.
Иннокентьич гулял неохотно, потому что он не любит зиму, дождь, сырость, ветер, туман, и вообще ему нравится, когда светло, тепло, сухо, безветренно и пусто, как после Нового года, только чтобы не зима.
А я гулял, как бомж, потому что у меня был выходной.
И встретили мы дядьку, с которым вроде как дружим: он тоже фанат шнауцеров и любит Иннокентьича. А Иннокентьич его тоже не любит. Я этого дядьку встречаю только тогда, когда выгляжу, как бомж, иначе не бывает, а если я еще не умоюсь до гуляния - так точно встречу. Когда блистаешь и всячески доволен своим внешним видом, так улицы и вымирают, ясное дело, а когда джинсы рваные и футболка торчит из-под куртки почти до колен, только что Илья Игоревич мимо не проходит.
Мы разговаривали о щеночке, когда к нам попытался присоединиться четвертый лишний.
- Хэй! - сказал он издали, приближаясь нетвердой походкой, и выглядел, могу сказать, примерно как я, только я никогда не валяюсь в глине. - Можно ли к вам подойти?
Я обернулся, и он притормозил.
Я взглянул на него сквозь волосы, которые ветер сложил мне на очки.
- Ой, - сказал он, - ой, девушка...
И пошел обходить нас с Иннокентьичем по дуге.
- Видите! - сказал он. - Я руки за спину убрал!
И убрал руки за спину. Это очень плохая идея, и это очень подрывает доверие, знаете ли.
Я выслушал Иннокентьича, который предложил его убить, посмотрел на расширяющуюся дугу, и мы удалились.

Я думаю, может, стоит научиться это контролировать.

URL
   

Тоса-ину

главная